Председатель Банка России Эльвира Набиуллина считает энергопереход и стандарты ESG «мощным, долгосрочным, структурным проинфляционным фактором». Экологические технологии будут стоить дороже нынешних
Эльвира Набиуллина
Эльвира Набиуллина (Фото: Сергей Савостьянов / фотохост-агентство ТАСС)

Переход на ESG, в частности энергопереход, станет серьезным фактором для возможного ускорения инфляции, считает председатель Банка России Эльвира Набиуллина. Об этом она заявила в ходе Гайдаровского форума.

«Сейчас начинает действовать мощный, долгосрочный, структурный и проинфляционный фактор, который называется «энергетический переход». Это тоже проинфляционно, потому что экологические технологии, которые еще не все доступны, они будут дороже. Инвестиции в традиционную энергетику в силу неопределенности меньше, это тоже будет дороже. То есть это все, по сути дела, ESG-фактор — это такой длящийся будет шок предложения. Аналогично тому, что было с нефтяными ценами в 1970-х годах», — отметила глава Банка России в рамках сессии, посвященной макроэкономическим приоритетам.

Мишустин назвал инфляцию в России платой за открытую экономику
Экономика
Михаил Мишустин

ESG — это свод правил и подходов, которые должны учитываться властями и бизнесом при разработке стратегий развития. E в аббревиатуре «отвечает» за вопросы защиты окружающей среды (environmental), S — за все, что касается отношений с сотрудниками, клиентами и обществом (social), а G — за стандарты корпоративного управления (corporate governance).

«Промедление с мерами денежно-кредитной политики может привести к худшим последствиям», — считает глава Банка России. ЦБ повышал ключевую ставку на фоне разгона инфляции начиная с марта 2021 года, за это время она выросла вдвое — с 4,25 до 8,5%. «Мои коллеги в ЦБ посчитали: если бы мы оставили ключевую ставку, как есть, то, конечно, инфляция была бы выше где-то до 4 п.п.», — сказала Набиуллина на Гайдаровском форуме. По ее словам, в конечном итоге ставку все равно пришлось бы повышать, но уже более радикально. Инфляционные ожидания «разогрелись бы еще сильнее», что, как указывает Набиуллина, свидетельствовало бы о «несвоевременности действий и необходимости более жесткой политики».